Женские истории. Виталина Цымбалюк-Романовская

Виталина Цымбалюк-Романовская. Это имя не сходит со страниц прессы более года.

Мы договорились о встрече в ЦДЛ. И вот наша встреча состоялась. Что нового расскажет Виталина? Как пережила она неприятную историю развода с Арменом Джигарханяном? Чем она живет сейчас и какие планы строит на будущее?

фото Алексей Стрелков

Виталина, расскажите немного о себе. Вот с самого начала.

Я, честно говоря не привыкла о себе рассказывать. Что именно Вас интересует?

Как проходило Ваше детство, почему Вы стали заниматься музыкой? Это был личный выбор или желание родителей?

У меня было замечательное детство. Я родилась в Киеве в 1978 году. До конца истории советского периода Киев был одной из главных культурных столиц государства. Это город с традициями, «школами» в искусстве, которые передавались несколькими поколениями интеллигенции, которые я имела счастье видеть и слышать. Мои родители не музыканты. Они работали инженерами в строительном институте. Когда я пришла в детский сад, музыкальный руководитель после нескольких занятий сказала, что я, похоже, способная, и предложила начать заниматься. В 11 лет я поступила в школу при консерватории, а годам к 14 я понимала, что другая специальность меня не интересует. Это был уже сознательный выбор. Преимущество школы заключалось в том, что мы имели возможность заниматься максимально специальностью - в среднем от 4 до 8 часов в день. Конечно, погулять тоже хотелось - Киев красивый город, его очень любят даже многие москвичи! Я всегда много читала, в том числе историческую и художественную литературу, ходила на концерты в филармонию, в театры.

Но с 14 лет Вы уже понимали, что музыка - Ваша будущая профессия?

Да, я понимала.

Вы учились в Киеве. А как попали в Москву?

В Киеве после школы я окончила консерваторию (в 2002 году). Тогда уже было ясно, что страна сильно изменилась и что классическое искусство, по моим убеждениям, не совсем соответствовало реальной жизни. Я переехала в Москву, когда поступила в ассистентуру-стажировку академии им. Маймонида. В то время в академию по контракту из Израиля приехал профессор, ученик Генриха Нейгауза - и я попала к нему в класс. До этого я посетила мастер-классы в Израиле, брала уроки у Николая Арнольдович Петрова. Для меня этот период стал одним из самых счастливых в жизни!

фото Михаил Трофимов

Вы уехали из Украины. Вы патриот России?

Я по убеждениям и воспитанию, заложенному с детства до 12 лет - советский человек. Так и живу. Я не думаю о политике, я воспринимаю жизнь через личное ощущение, через мою биографию.

Как вы жили после окончания академии? Где работали?

Я несколько лет преподавала на кафедре фортепиано. У меня были cтуденты и мне это очень нравилось. Я видела, что у меня получается, что я могу научить, что есть хороший результат. Так сложилось, что если я что-то начинала - у меня получалось. Если я вижу, что не могу что-то осуществить - я объективно к этому отношусь. Преподавать у меня получалось. Кроме этого я работала в бизнес-центре, где стоял потрясающий прозрачный рояль и можно было играть на нём в своё удовольствие. Но потом началась личная история, когда Армен Борисович пригласил меня в театр и через какое-то время потребовал, чтобы я больше нигде не работала. Это был приблизительно 2007 год.

Вы вспомнили об Армене Джигарханяне. Что Вы подумали, когда увидели его первый раз?

Я подумала, что такого яркого человека я скорее не увижу в своей жизни больше никогда! Это теперь я понимаю, что это был юношеский максимализм. Тогда я была совершенно потрясена. Это был легендарный спектакль Гончарова в театре им. Маяковского. Сам Гончаров сидел в зале. Это было историческое культурное событие. С тех пор я стала читать все интервью Армена Борисовича и мечтала с ним когда-нибудь пообщаться. Под его влиянием я стала читать и очень полюбила греческую философию - Платона, Сенеку. Это прекрасно!

Это его влияние?

Да, абсолютно. Когда он ставил пьесу Беккета - я читала Беккета. Что-то открывала для себя, как мне казалось. Конечно, для меня это серьезная школа самосовершенствования в смысле образования и не только.

Ну, это естественно. А как Вы сегодня оцениваете произошедшую с Вами ситуацию?

Я была уверена, что выйду из неё достойно. Из всего нужно извлекать опыт. Я стараюсь всегда вести себя так, чтобы мне не было стыдно - и мне это удаётся.

Вы достойно держались, я наблюдала за Вами. По крайней мере, по фотографиям. Как вы сейчас можете охарактеризовать свои чувства?

Этот период в жизни закончился. В определенный момент я это почувствовала абсолютно однозначно. Я не думала, что будет такое ощущение, как будто не было этих 18 лет.

18 лет - это огромный срок.

Да, бесспорно. Я не думала, что когда-то смогу забыть. Но я не просто забыла. У меня есть такое качество - приобретённое - я умею «вычеркивать». Потому что если этого не сделать, можно долго мучиться, переживать, впасть в депрессию или сойти с ума. Это не входит в мои планы, у меня нет на это времени. К счастью, в жизнь приходят новые люди, появляются новые планы - и весь этот кошмар отходит не просто на второй план, а в какое-то «хранилище». В прошлое, причём очень далеко.

Вы затронули вопрос о проектах. Чем Вы сейчас занимаетесь?

Период так называемого «развода» был ужасным. После ухода из театра меня многие морально поддерживали, но никаких новых проектов не предлагали. Сидеть и ждать чего-то я не привыкла - все, что я сделала в своей жизни и чем горжусь - я сделала сама. В лучшем случае было несколько единомышленников. Желание начать делать что-то новое возникло с момента встречи с певцом Прохором Шаляпиным. Он мой коллега, прекрасный музыкант, закончил училище им. Ипполитова-Иванова и институт им. Гнесиных. Хотя мы музыканты, работающие в разных жанрах - наш вкус во многом совпадает. Мы сразу решили сделать совместную программу и вот, спустя год, наша идея близка к воплощению! Прохор выступит с народными песнями в сопровождении народного хора и военного оркестра, а я сыграю произведения моих любимых композиторов - Шопена и Таривердиева. Мне радостно, что для меня началась новая история, не похожая на предыдущую жизнь. Но я её «вижу», и мне интересно! Я верю, что наш проект будет ярким и талантливым.

Вы будете выступать в качестве продюсера?

Безусловно, мой опыт мне во многом поможет, ещё не раз. Но самое неожиданное - это то, что я начала заниматься вокалом. Надеюсь, у меня достойно получится спеть с Прохором несколько песен дуэтом.

Это очень интересно, я эту информацию слышу впервые...

Я никогда не пела, но всегда мечтала попробовать. Надеюсь, мое образование поможет достойно справиться.

Это, скажем так, ближайшие планы. А каковы планы на более далекую перспективу?

Я пока не планирую надолго. У меня есть прекрасная специальность. Я полтора года была невыездная из Москвы и области, теперь этот ад закончился. Хочется активно работать и быть востребованной. И, конечно, полететь отдохнуть туда, где я ещё никогда не была!

Я очень много читала и слышала о Вас. И, честно говоря, мне не совсем понятна такая личность, как Мазур. Кто она для Вас? Вы можете прокомментировать?

Да, конечно. В ситуации, когда у человека случается стресс, а у меня, бесспорно был сильнейший стресс и безысходность, человек становится незащищенным. На момент начала конфликта, связанного с моим разводом, мне не к кому было обратиться, потому что никто не понимал, что происходит. А поскольку я человек творческий и эмоциональный, попался «по дороге» не тот человек, вредитель. Злобный, завистливый и алчный. Собственно говоря, возле Армена Борисовича оказались такие же люди... Мазур «стояла» рядом со мной месяц-полтора. Было очень много прессы, постоянно звонили, я не могла столько комментировать. Мне нужен был человек, который возьмёт этот «шквал» на себя. Мне нужно было спокойствие, ведь я не собиралась первое время идти на телевидение и кому-то об этом рассказывать. Так сложились обстоятельства, что Армен Борисович сделал это первым, и у меня не было других вариантов - я должна была публично защищаться, «оправдываться». Я видела, что он не отдаёт себе отчёт в словах и поступках и ведёт себя абсурдно. Я была потрясена и сначала напугана. И мне требовалась помощь и поддержка. И получилось, что случайный человек случайно оказался рядом и воспользовался ситуацией.

Она решила на этом «пропиариться»?

Конечно, да. На эту тему больше не о чем говорить.

Скажите, а если бы Вам дали второй шанс - Вы бы что-то изменили в ситуации? Может быть, сделали не так?

Думаю, её нельзя было изменить, она абсурдна от начала до конца.

Почему?

Мне кажется - это стечение обстоятельств. Если бы ситуация была управляемая - её можно было поправить. Но она оказалась такая... Если бы Армен Борисович собирался со мной разводиться из-за конфликтов, раздела имущества, финансовых вопросов - мы бы решали эти вопросы цивилизованно, без посторонних людей, с адвокатами. Но таких проблем у нас никогда не было. Поэтому публичная ситуация стала шоком и к нашей жизни не имела отношения.

Я так понимаю, что у вас всё было ровно-ровно, а потом произошёл «обрыв», так?

Да, он произошёл по понятным причинам, к которым я не была готова. Но изменить, скорее всего, ничего уже было нельзя. Мне так кажется.

Скажите, Вы всё-таки считаете, что это влияние его друзей? Окружения?

Да, я считаю, что они воспользовались тем, что он может попасть под влияние посторонних людей в силу возраста. Его изолировали в один день и с тех пор я его ни разу не видела. Ни одно ходатайство об очной ставке ни следственный комитет, ни суд не удовлетворил ни до развода ни после. Его увезли и нас развели. Пользуясь выданной им доверенностью меня полтора года шантажируют посторонние люди, «близкие друзья». У них на руках генеральная доверенность с неограниченными полномочиями действовать от его имени. Я уверена, что он уже давно не знает или не осознаёт, что за «деятельность» происходит за его спиной. Такая вот грустная и трагическая история. Она стала громкой потому что она нелепая. Не верится, что такое могло произойти с известнейшим человеком, имеющим некогда репутацию мудреца...

Я всегда считала, что нельзя давать оценки. А Вас оценивают со всех сторон в ситуации, которая никому не понятна. В театре Вы работали сначала музыкальным руководителем, затем директором. В каком состоянии Вы принимали дела театра, когда пришли на должность директора?

Моё назначение связано именно с очень плохим состоянием дел в театре. Около трёх лет театр, которым руководил Джигарханян, не платил налоги. Возникла задолженность, равная почти половине годового бюджета театра, выделяемого государством.

А в связи с чем не платились налоги? Плохое управление?

В связи с тем, что Армен Борисович часто доверял людям непорядочным и непрофессиональным. Пока ответственность была на нём, все понимали, что никому ничего не будет. За 3 года не было проведено ни одной проверки.

Это было сознательно сделано?

Либо случайно, либо сознательно. Я не думаю, что был заговор. Дело в личности Армена Борисовича. Он не понимал значимости очень важных финансовых и административных нюансов. Очень часто спектакли, которые репетировались более полугода, снимались с репертуара сразу после премьеры. Или вообще не выпускались, хотя декорации и костюмы были изготовлены. На момент моего назначения директором не было денег на выплату заработной платы. Театр катастрофически не окупался, не имел постоянной спонсорской поддержки уже много лет. В труппе нет известных актёров. В этих условиях мне удалось не только на 90% погасить задолженность, но и поднять сотрудникам заработную плату почти в 2 раза. Моя задача состояла в том, чтобы за театр не было стыдно. Мне это удалось. С моей стороны это была помощь мужу, я все сделала достойно и горжусь своим результатом.

Расскажите о ситуации с увольнениями, которая очень широко освещалась в средствах массовой информации. Почему люди стали уходить из театра?

Люди из театра уходили давно. Ещё до моего прихода (я в театре работала с 2007 года). Уходили по причине личного конфликта с Джигарханяном. Но понимаете, в чем дело. Актёрам не выгодно говорить: «меня выгнал Джигарханян». Зато если сказать: «вот эта вот девочка, которая рядом с ним стоит, нас выгнала» - это совсем другая история! Конечно, полный абсурд. Более того, я ведь не актриса - зачем мне увольнять актёров? Они мне не конкуренты. Мне совершенно все равно, кто из этих актёров играл в спектаклях, и я объясню почему. Потому что в этом театре за все годы его существования был один актёр - его звали Армен Джигарханян. Для меня актёры - это совсем другой уровень понятия о профессии. Доронина, Гурченко, Евстигнеев, Плятт - великие актёры. Сегодня есть человек 10 топовых актёров, мы их все знаем. Но никто из них в театре Джигарханяна не работал. И если бы я не пришла работать в этот театр - я бы никогда не знала актёров театра Джигархагяна. Было несколько востребованных в кино актёров, которые ушли до моего появлениями театре по личным причинам. Армен Борисович не любил, когда у актера съемки и он не может быть в театре каждый день. Кто был не согласен - увольнялись. Так было всегда, задолго до моего прихода.

Скажите пожалуйста, когда Вы уходили с должности директора, в каком состоянии были дела?

Более 20 млн. рублей долга из 26 млн. рублей было выплачено. Была положительная динамика в продажах, количестве премьер, повышении заработной платы. Я планировала выпустить 3 проекта с известными приглашёнными артистами, были подписаны договора. Но после моего ухода ни один из этих проектов не состоялся.

А чем сейчас живет театр?

Я не интересуюсь. И я никогда больше туда не пойду. Как зрителю мне это в принципе не может быть интересно. Я с удовольствием посещаю другие театры - театр Моссовета, Геликон-оперу, Малый театр, филармонию и консерваторию, естественно.

Наверное, Вы туда никогда не вернётесь?

Нет смысла. А если я иду как зритель - мне нужен интерес. Я хочу на кого-то посмотреть, увидеть что-то интересное.

То есть, смотреть там сейчас не на кого?

Ну, если Вам интересно - пойдите, посмотрите. На мой вкус - нет. Я вижу свою жизнь гораздо разнообразнее.

Судя по Вашим фотографиям, Вы бываете во многих местах. Расскажите, чем интересуетесь больше всего?

Я бываю там, куда меня приглашают. Или где мне очень интересно. А ещё я делаю вещи, которые никогда раньше не делала в жизни. Мы с Прохором часто ходим в кино. С попкорном, как положено! Меня это искренне восхищает!

Расскажите что-нибудь тайное!

Я даже не знаю, как ответить на этот вопрос. У меня нет тайн. Я такая, как я есть. Всё, что допустимо - я рассказываю в телевизионных программах. В моем возрасте я могу позволить себе делать то, что мне нравится. Я получаю от этого колоссальное удовольствие! Ощущение, что я снова вернулась в детство, в период, когда всего этого очень хотелось, мечталось, но по каким-то причинам не состоялось. Никогда не нужно бояться изменить свою жизнь и начать делать то, что очень хочется. Мы все немного закомплексованы. Нас с детства учили, что нужно сделать, и мы делали то, что должны. А делать то, что хочется, нравится казалось легкомысленно, глупо и не нужно. Ничего подобного! Это - жизнь, она прекрасна и в самых простых вещах. И совсем не обязательно ее посвящать покорению «непокоряемых» вершин.

фото Алексей Стрелков

Нужно просто жить и любить себя?

Конечно! И никогда не стесняться делать то, что нравится. Даже если все вокруг скажут, что «это не получится». Не слушайте!

У меня взрослая дочь, ей 21 год. Я ей всегда говорила: «нельзя, но если очень хочется, то можно!»

Правильно. Тогда останется меньше вещей, о которых мы будем сожалеть. И это важно.

Вы знаете, я думаю у Вас все получится. Вы жизнерадостный, красивый человек!

Очень надеюсь! Вообще всё нужно делать в позитивном состоянии. Дай Бог никогда не хотеть сделать специально что-то плохое! 

фото Михаил Трофимов

Автор

Квасневская Ольга

Фото на заставке

Михаил Трофимов

Дата: 17.03.2019 13:15 Просмотров: 1603